Как бывший белогвардеец стал единственным советским нобелевским лауреатом

Как бывший белогвардеец стал единственным советским нобелевским лауреатом

Бахтин Аркадий Саратов

Все о владельце рубльбума из Саратова на сайте ...

Как бывший белогвардеец стал единственным советским нобелевским лауреатом

 

Вечер, студенты спешат домой, оступаясь в тающем снегу. Обратит ли кто внимание на тёмный памятник на улице Астраханской? Вряд ли. А между тем, он посвящается единственному советскому — и саратовскому, в том числе, — нобелевскому лауреату по химии.

 

Николай Николаевич Семёнов родился в Саратове в семье клерка и дворянки-учительницы математики. Между февральской и октябрьской революциями он успел закончить с отличием Петроградский университет по классу физики и математики, где и остался преподавать. Затем — гражданская война и мобилизация в белую армию. Николай Николаевич даже повоевал за Колчака, но этот факт, к счастью, не омрачил его биографию.

 

Благодаря нашему земляку в Санкт-Петербурге появился рентгенологический институт, а в Москве — МФТИ. Он был коллегой Петра Капицы и бессменным директором Института физики и химии РАН. Обладая недюжинным обаянием, пользовался вниманием женщин, и был трижды женат. А инстаграм с его химическими опытами, если бы он тогда существовал, по популярности явно превзошёл бы программу «Галилео».

 

Во время эвакуации в Великую отечественную Семёнов работал над стратегическими целями: изучал взрывы и горение. Эти знания он позже применил при разработке атомной бомбы — к этому великому открытию он тоже имел отношение. При этом оформленных научных трудов у учёного немного: он предпочитал быть практиком, и написал всего несколько десятков статей. Зато воспитал множество талантливых учеников, чьи имена вошли в историю мировой химии и физики.

 

Нобелевскую премию Николай Семёнов получил в 1956 году за разработку теории цепных реакций, над которой он, фактически, трудился всю свою жизнь.

 

Помимо науки был ещё и общественником и политиком: ярый коммунист, он не раз избирался депутатом Верховного Совета СССР. Его имя носят самолёт «Аэрофлота» и улицы в Москве, Тюмени и, конечно же, родном Саратове.